Интервью c Дэном Брюле. 2009 г., Тюмень

Интервью с Дэном Брюле для газеты «Тюмень сегодня», 30 августа 2009 г.

- Ребефинг и холотропное дыхание – это одно и то же?
- Что за человек – Станислав Гроф?
- Что может дать трехдневный семинар – это же совсем немного?
- Это у всех получается?
- Это связано с переживанием момента рождения?
- Это «свободное дыхание»?
- Вы верите в глобальное просветление?
- Что произойдет в 2012 году?
- Первое необычное ощущение в результате дыхательной практики?
- Что делать со страхом?
- Околосмертный опыт
- Дыхание помогает алкоголикам, наркозависимым, преступникам?
- Чем россияне отличаются от людей других стран?
- О питании, вегетарианстве и солнцеедении
- Что для вас отдых?
- Практические рекомендации читателям.

- Хочется уточнить для начала: ребефинг и холотропное дыхание – это одно и то же?
- Нет. Холотропное дыхание было изобретено Станиславом Грофом. Он психиатр и занимался формами измененного сознания. Когда ЛСД запретили, он пытался найти другие способы. Когда он прошел первую серию ребефинга у Леонарда Орра, сделал открытие, что с помощью дыхания можно войти в такое же измененное состояние сознания, как при помощи ЛСД или других психоделических средств. Можно сказать, что холотропное дыхание было вдохновлено с помощью ребефинга. Можно сказать, что ребефинг – более духовный метод, а холотропное дыхание – скорее психотерапевтический прием.

- Что может дать трехдневный семинар – это же совсем немного?
- Наш центр недалеко от нас самих. Есть место внутри каждого из нас, которое не было затронуто ничем происходящим в мире. Если вы не привязываетесь к своим чувствам, ощущениям и мыслям, и не противостоите им, то можно погрузиться в это пространство достаточно быстро. Люди могут попробовать вкусить свое истинное «Я», а также обрести очень простой способ возвращаться к нему, когда начут отдаляться. Дыхание – очень легкий путь к этому. Вам не потребуется эксперт или посредник в виде терапевта. Вы можете пройти через это и прикоснуться к этому пространству. Три дня – более чем достаточно.

- То есть получить импульс к дальнейшим поискам?
- Главное – убрать свой фокус внимания со всего остального, и то пространство, которое остается, и есть искомое. То есть перевести фокус с внешнего мира на внутренний.

- Это у всех получается?
- Ну, да, при условии, что у них есть пупок. /Смеется/ Это единственное требование. Если же вы пришли из другого пространства или рождены на другой планете, то я не уверен, что получится.

- Это не связано, как у Грофа, с проживанием момента рождения?
- Изначально, 30 лет назад, ребефинг был нацелен на это. Но практика выросла, эволюционировала, я даже уже не называю это ребефингом. Если люди прочли книгу о ребефинге и хотят поговорить, я могу говорить в этом ключе. На самом деле это переросло уже в нечто большее.

- У нас есть термин «свободное дыхание» – речь не об этом?
- Я был на первой конференции по свободному дыханию в Москве в 1990-м году. Когда они создали эту организацию, Сергей Всесвятский приехал в США и пригласил меня.

- В Интернете я нашла информацию о Вашем участии в конференции под названием «Глобальное просветление». Верите ли Вы в глобальное просветление как таковое?
- На самом деле название звучало как «Глобальное вдохновение». Что касается просветления – думаю, не все хотят этого.

- То есть полярность будет оставаться?
- Я считаю, сейчас происходит великое ускорение. Все больше и больше людей становятся просветленными. Это как весы – в какой-то момент одна из чаш перевесит. Мне самому интересно, что произойдет в этот момент.

- Кстати, в 2012 году может что-то произойти?
- Я думаю, что это уже происходит. Ускорение будет нарастать. В физике есть понятия «черной дыры» и «восхождения события». За пределами этой точки мы не можем видеть, что случится. Но когда мы туда попадаем, то возврата уже нет. В своих предположениях мы можем основываться лишь на том, что уже знаем. То, что не знаем, мы не можем вложить в наши прогнозы. То есть мы не способны основываться на том, чего не знаем. Думаю, есть базовые навыки, которые каждый в состоянии изучить и с их помощью справляться с трудностями и выживания. Например, способность отпустить. Если люди держатся за то, во что они верят, за то, что было в их прошлом, – их ждут трудные времена. Или способность к осознаванию: когда-то, чтобы выжить, необходимо было быть физически сильными, выносливыми, и это до сих пор так в животном мире. Но у людей ум больше способствовал выживанию, чем сила и выносливость. Однако сейчас и в будущем сила, выносливость и ум – уже не помогут. Выжить смогут лишь наиболее сознательные, пробужденные. Люди, способные быть осознанными и отпускать, двигаться к источнику из сердца – вот эти люди смогут сделать переход. Думаю, остальные останутся позади или будут уничтожены. Ведь во время цунами или землетрясения кто-то остается в живых, а кто-то – нет. Это активное природное явление. Точно так же должен произойти какой-то акт природы, и не все смогут его пережить.

- Это какой-то эволюционный скачок, связанный с расширением сознания?
- Именно так и есть. Вы хорошо подготовились?

- Я много читаю. Люблю Грофа. Кстати, немного расскажите, какой он человек, что самое главное Вы от него получили.
- /Смеется/ Это дикий человек, притом в галстуке. От него я получил знание, что ум – это как болото. И много людей потерялись в этом болоте. И кто-то постоянно работает с этим болотом. Я узнал от него, что все человеческие умы работают одинаково. Я был в 40 странах: внутри все люди функционируют одинаково. У всех существует связь с предками. И от него же я узнал, что если вы будете заниматься психотерапевтической работой, то ей не будет конца. Потому что независимо от того, сколько психологических проблем вы решили, всегда появится еще одна. Вне зависимости от того, сколько эмоциональных проблем вы решили, всегда возникнет еще одна. И независимо от того, сколько физических заболеваний вы излечили, всегда появится новое. Это не уходит. Это часть человеческого опыта. И если вы сделаете это своей работой, то ей не будет конца. Ошибка, если люди думают, что смогут стать просветленными, лишь когда решат все свои психологические проблемы. Я даже не думаю – я знаю, что это ошибка.

- То есть более продуктивно отправиться внутрь себя?
- Любым способом попасть туда, не делая это фокусом своей работы, и оттуда действовать и делать работу.

- Вы изучали восточные и западные техники, в них есть какая-то принципиальная разница, или все идет с Востока?
- О, думаю, это что-то совсем противоположное, как инь и Ян, как два крыла, которые необходимы для полета, надо совмещать то и другое.

- Есть ощущение, что именно сейчас оно совмещается?
- Это начало происходить еще в начале прошлого века, ускорение произошло в 60-е годы и ускорение продолжается.

- Можно небольшой экскурс в Вашу историю: что побудило Вас заняться этой практикой?
- Мне было 11 лет, и я учился в католической школе. И я пытался запомнить, что китовый жир является главным экспортируемым продуктом на Аляске. Это было в 1963 году. Учебник, по которому я занимался, был написан в 1950-м году. И я понял: то, что я изучаю, что пытаюсь запомнить, никогда мне не пригодится в жизни. И я подумал: сколько же еще такой информации, которую люди в меня стараются вложить, и которая мне никогда не понадобится?! Я перестал слушать людей. В армии у меня был околосмертный опыт: я утонул. После того первый инсайт, который я получил в 11 лет, пробудился как бы заново. Тогда же, в 11 лет, я листал журнал «Национальная география» и увидел на фотографии африканских детей примерно моего возраста, у них была палка и кокосовый орех. А у меня была бейсбольная бита и мяч. Я каким-то образом погрузился в эту фотографию и подумал: ведь я мог бы родиться в Африке. И все равно это был бы я. И мог бы родиться 100 лет назад или через 100 лет в будущем, и это все равно был бы я. Мог бы быть не католиком, а иудеем, и верить в то, во что они верят, и это все равно был бы я. Играл бы в то, во что играют они, ел бы то, что едят они, и все равно это был бы я. Даже мог бы быть рожден девочкой, но это был бы я.
И тогда мне захотелось узнать: кто этот «Я», который скрыт за этими случайными возможностями? В то время мне не с кем было поговорить об этом. Никто не проявлял интереса к этому вопросу. Никто даже не понимал этого вопроса. Поэтому мне пришлось отправиться в «путешествие» одному. А я очень ленивый. И после того, как попробовал много техник, я понял, что дыхание – это самое легкое и простое. И это стало моим Путем. Ведь когда вы дышите¸ это очень близко к тому, чтобы ничего не делать. Тем не менее, вы что-то делаете. Это удовлетворяет потребность делать что-то для пробуждения, для продвижения вперед, и в то же время это больше позволять чему-то происходить, чем делать что-то. Поэтому дыхание соединяет для меня инь и ян вместе.

- Каким было самое первое необычное ощущение в результате дыхательной практики?
- Мое тело как бы наполнилось электричеством. Чистой энергией. И она соединилась со всеми энергиями, которые окружали меня. Мои границы растворились. Я чувствовал, что вся сила Вселенной находится внутри меня. Это было очень страшно. Но и очень экстатично. После этого я захотел, чтобы все, кого я люблю и знаю, получили этот опыт. Через 30 лет, посетив 40 стран, подышав с 60000 людей, я до сих пор это делаю.

- То есть страх присутствовал. По-Вашему, он может остановить кого-то?
- Всех останавливает. Эта «система» – мое тело – находится в панике. И это просто реакция системы. Поэтому на Востоке говорят: вам нужно отбросить тело, вам нужно отбросить ум. Потому что система ума и тела действует в соответствии со своей программой. Ее нужно ввести в некий кураж, чтобы она смогла открыться и получить энергию. Система сама по себе функционирует на основании прошлого опыта, а не того, что вы хотите получить в будущем. Я тренирую людей таким образом, чтобы их система ориентировалась на будущее, а не на тот опыт, который накоплен из прошлого. На самом деле система способна себя перенастроить, надо просто перестать настраивать ее работать по-старому, и она сама начнет реагировать и работать по-новому.

- Это достигается только ежедневными упражнениями?
- Люди все разные: один схватывает на лету, другой приходит не сразу, постепенно. Это так же, как люди входят в воду: кто-то постепенно, а кто-то разбегается и прыгает. В этом и заключается реакция системы, она запрограммирована на то, чтобы поддерживать себя в обычном состоянии. Страх – это естественное переживание в процессе роста. Более того, если вы не испытываете страха, значит вы не делаете ничего важного и не растете. Страх никуда не уходит. Вы просто меняете взаимоотношения с ним. И развиваете навыки, чтобы двигаться вперед, не обращая внимания на страх. Страх – это наш друг и учитель.

- И у вас есть какие-то страхи?
- Да, конечно. Если вы идете по краю скалы, и обрушивается земля под ногами, у вас сразу возникнет волна страха, это биологически обусловлено. Но люди часто смешивают страх и беспокойство, а это другая история. Беспокойство – это то, что создано умом. Вот этого у меня больше нет.

- В Интернете я также прочитала, что вы работали с людьми, больными алкоголизмом. Каков был эффект?
- Мы работали с алкоголиками, с больными СПИДом, с наркозависимыми, с заключенными. Мне хотелось убедиться, что дыхание работает, потому что, если метод не работает для каждого человека, то он не настоящий. А он должен быть каким-то вселенским, универсальным, таким, который поможет сделать нам шаг в эволюции. Поэтому я работал в любой среде, где только мог. И результат был невероятный. То есть можно работать и с атлетами, и с обычными людьми, и даже с больными, но, правда, находящимися не в слишком тяжелой стадии заболевания. И алкоголики не отличаются от других. Они просто делают это как-то по-другому. Они глубоко не удовлетворенны прошлым, и какая-то часть их знает, что в них самих есть что-то еще, но не знают, каким образом это получить. Намерения хорошие, но вот способ, которым они это делают, вызывает сомнения.

- Бытует представление, что если человек болен, то ближайшая причина – в эмоциональном плане, следующая – в ментальном.
- Именно так.

- Но, получается, что можно подышать и ничего больше не делать?
- Да, именно так, можно выйти сразу на энергетический уровень, который находится за пределами форм. Все есть выражение энергия: эмоции, мысли. И если вы работаете на уровне той чистой энергии, которая еще свободна от форм, то это вносит изменения во все другие уровни энергии.

- Вы много работаете в России. Что-то отличает россиян от людей других стран? Нам же всегда хочется знать, что мы в чем-то другие.
- Россия – это очень древняя душа, древняя психика. Я думаю, у России есть долгая история страданий. Поэтому для меня это хорошее место для работы, хорошая практика. Кстати, это мой второй дом, начиная с 1990 года. Что касается разницы – русские больше привязаны к своим страданиям. У меня есть друг, Генрих Кожемяко, он был моим переводчиком в Уфе. Когда я впервые приехал в Уфу, там было человек триста в аудитории, я говорил о радости и счастье, о наслаждении, но у всех были такие лица, как будто они даже не знали, о чем я говорю. Генрих встал и на безупречном английском, а на мне была яркая цветная рубашка, сказал: «Посмотри на себя, ты выглядишь, как цветок. В Америке все счастливы, все замечательно, а мы в Советском Союзе (это было в 1990-м) живем под воздействием темных сил. Мы не хотим удовольствия, нам нужно просто меньше боли.» В этот момент я посмотрел на аудиторию – вот это они как раз поняли. И в этот момент я влюбился в эту страну. Потому что я понял: у людей такое количество боли, что они себя чувствуют хорошо, когда ее становится меньше, а я захотел, чтобы этот маятник двинулся в другом направлении. Для меня иначе: у меня есть вот такое количество наслаждения, и если его становится меньше, это причиняет мне боль.

- В России очень долго никому не позволялось испытывать удовольствие.
- Это я и почувствовал.

- Где Ваш дом: в Америке или в Башкирии?
- В Мексике. Мы купили землю, у нас фруктовые деревья, горячий источник, горы, реки, океан. Погода великолепная 10 месяцев в году, мы выращиваем различные виды продуктов сами. И создаем коммуну, объединенную одним только принципом: самообеспечение. Сейчас это небольшая группа, но она становится больше. Это даже уже не эксперимент, потому что все эксперименты позади. Сейчас это демонстрация тех решений, которые работают. Люди могут реально посмотреть, какие способы работают, и могут использовать их у себя дома. Самое замечательное в России то, что почти у каждого есть свой огород. В Америке совсем не так. Лишь процентов пять населения имеют свой огород, а здесь, по-видимому, процентов 90. Для грядущих времен это существенная разница. Дети в России знают, что молоко дает корова, а в Америке думают, что оно поступает из магазина.

- Вы за вегетарианское питание?
- Я был очень строгим вегетарианцем много лет, но сейчас у меня нет очень строгих правил. Если пища приготовлена с любовью и принята с любовью – это здоровая и полезная пища. Человеческое тело обладает удивительной способностью: вы можете есть коричневый рис и сыр тофу, и тело переработает это в глазные яблоки и ногти. И вы можете есть биг-мак и картошку фри, и оно точно так же переработает это в глазные яблоки и ногти. Но вы, конечно, можете облегчить работу телу и выбирать продукты более мудро, но в трудных или кризисных ситуациях можете есть что угодно. Но лучше всего было бы ничего не есть или есть очень мало. Мы должны вкладывать в мир, а не забирать из него.

- В этом случае, как вы относитесь к «солнцеедению»?
- Хорошая идея, но требует практики. Очень хорошая идея – изучить это. Прана, ци, ки – как бы вы это ни называли, нам нужно развить положительные взаимодействие с этим и использовать это для преимущества, получать хорошее от этого.

- Как Вы отдыхаете?
- Как отдыхаю? Я работаю. Моя работа заключается в том, чтобы научить людей отдыхать, поэтому, когда я учу, я практикую это и отдыхаю. Я делаю то, что люблю. Когда я заработал все деньги, какие хотел заработать, я задал себе вопрос: а что же я на самом деле хочу делать? – Вот это я и делаю. Когда я возвращаюсь домой, я работаю. Но это очень радостная работа: копать колодец, строить дом из камней, копаться в огороде. Это даже трудно назвать работой.

- Не могли бы Вы дать нашим читателям какие-то практические рекомендации?
- Для начала надо научиться правильно делать выдох. Не контролировать его, не отпускать медленно, не удерживать. Просто отпускать его на свободу. Это способствует началу освобождения, размягчения. Если вы научитесь отпускать выдох на свободу, вы сможете отпустить боль, отпустить прошлое, негативные эмоции, переживания. Второй шаг – начать сознательно вдыхать энергию, вдыхать Любовь, вдыхать мир и покой, энергию радости. Осознанно притянуть это вместе с дыханием. Сфокусируйтесь на чем-то прекрасном и вдыхайте энергию этого. Это навык, это искусство. Вселенские принципы, такие, как ритмы, циклы, активное и пассивное – вы включаете их в свою дыхательную практику. Очень легко делать что-то искусственное, кто-то прочитал в книге: я должен вдыхать на 8, задерживать на 16, и это лишь добавит еще одну сложность к целой куче уже существующих. Базовый рефлекс – это вздох облегчения. Это не техника, это здоровый ответ, вы просто практикуете, не ждете, когда оно придет само по себе, а питаете себя этим. Делайте этот вздох облегчения время от времени в течение дня. И еще очень полезно зевать. Зевание – это йога. Зевайте намеренно и получайте удовольствие от этого. Выжимайте все соки из этого процесса. Играйте с тем, что вам уже дала природа. Это эффективно и безопасно. Это радостно и приносит удовольствие. И это создает хороший фундамент для практики. Я не верю в дисциплину: если вам приходится принуждать себя, то, по всей видимости, одна ваша часть борется с другой. Я думаю, так вы далеко не продвинетесь, или двигаться никуда не нужно. Но если вы получаете от чего-то здоровое удовольствие, то вам не нужна дисциплина – у вас есть естественная мотивация. И вам не понадобится себя принуждать, чтобы расти и исцеляться, потому что это вы знаете, как это сделать естественно, и у вас будет энтузиазм. Так что чувствуйте этот энтузиазм, когда дышите, играйте с дыханием, исследуйте, экспериментируйте, и ваша интуиция приведет вас куда надо. Кто-то, кто уже давно сам играет с дыханием, может помочь вам в этом, и сэкономить время и силы. Выбирайте своих друзей сознательно, мудро.

- Обычно же мы не контролируем дыхание. Его придется контролировать?
- Большую часть времени вы дышите неосознанно и в соответствии со своими привычками. Важно то, что сначала вы практикуете, а потом уже ваша практика становится неосознанной привычкой. В любом случае, это отправляется в подсознание, поэтому и становится еще одной привычкой. Большинство неосознанных привычек разрушительны, дыхание подавлено. А если вы осваиваете практику, которая делает дыхание осознанным и полным, это потом становится вашей привычкой.

- Ваш околосмертный опыт?
- Я погружался на большую глубину и потом меня откачивали. После этого момента несколько дней каждый вдох был драгоценностью для меня и вызывал экстаз. Каждый вдох был вдохом пузырьков света, они взрывались во мне и приносили переживание экстаза.

- Я имела в виду немножко другое: были ли впечатления, как по Моуди – светлый или темный тоннель и т. д.?
- Нет, ничего этого не видел, просто как будто объектив камеры закрылся и – ничего. И было два варианта выбора: это невероятная боль или ничто. Когда я выбрался из этого темного периода, я почувствовал вкус дыхания, понял, как прекрасно дышать. И момент за моментом был вовлечен в любовные отношения с жизнью. Я не могу этого забыть, и как бы плохо мне ни становилось, ничто не зачеркивает эти отношения. Если я в ситуации, которой не могу наслаждаться в данный момент, то я могу наслаждаться собой. Поэтому я всегда свободен.